АкваВаллис

Технологии защиты питьевой воды
от микробиологических загрязнений
Карта
Контакты
English version
ГлавнаяГлавнаяНовостиНовостиПродукцияПродукцияЗдоровьеЗдоровьеВопросыВопросыПрессаПрессаСкачатьСкачатьО компанииО компании

Вода тревоги нашей

Олег ЛАРЬКО, Владимир БАРШЕВ
Опубликовано в "Российской газете"  N 135(2499) от 14.07.2000 г.
 
Жители Дальнего Востока, особенно родители несовершеннолетних чад, - в панике. В стационары Комсомольска-на-Амуре довольно часто госпитализируются дети с признаками серозно-вирусного менингита. Нынешним летом число госпитализированных приближается к сотне. Как считает главный врач санитарно-эпидемиологической службы города Юрий Лузин, "вспышка инфекции будет продолжаться еще полтора-два месяца".
 
Кто ее пьет - тот и рискует
 
Тех, кто думает, что это единичный случай, сразу разочаруем. По словам Главного государственного санитарного врача РФ Геннадия Онищенко, в Хабаровском крае ежегодно регистрируется до 100 случаев серозного менингита. С начала этого года здесь госпитализированы более шестидесяти человек. Более 20 детей Свердловской области доставлены в больницы с тем же заболеванием. Как сказал Геннадий Онищенко, возможным местом распространения менингита может стать и Санкт-Петербург.
 
К сожалению, болезни, вызванные водой, которую не то что пить, но даже для мытья посуды использовать не безопасно, в нашей стране не редкость. Ежегодно инфекционных вспышек, причина которых - системы водоснабжения, регистрируется более тридцати. Еще десять лет назад их было в два-три раза меньше. Это не беды конкретных регионов, а недуг, поразивший всю страну. Солнечный район Хабаровского края, перенесший вспышку дизентерии в 1996 году, и Кировский район Екатеринбурга, который постигла та же участь весной этого года. Захлестнувшая в 1997 году Дагестан эпидемия брюшного тифа, и черви-немотоды, вытекавшие из водопроводных кранов Саратова прошлым летом. Все это не фантастика и не сценарии для фильмов ужасов. Если составить список недугов, которые могут "приплыть" по водопроводной сети, он едва ли уступит по объему Малой медицинской энциклопедии. Сотрудниками Института экологии человека и гигиены окружающей среды имени Сысина в пробах воды, взятой в водопроводных системах многих российских городов, обнаружены возбудители скриптоспаридиоза, лямболиоза и других паразитарных болезней.
 
- Мы катастрофически отстаем от западноевропейских государств по качеству водоочистки и контроля за водоснабжением, - рассказывает директор Института имени Сысина, академик РАЕН Юрий Рахманин. - В 1996 году в нашей стране был принят нормативный документ, по которому вода должна проверяться не по 28 показателям, как это было прежде, а уже по 54. Но внедряется он не повсеместно. В некоторых регионах из-за отсутствия специального оборудования и химических препаратов санэпидемстанциями реально контролируется не более 15 показателей. Для сравнения: на юге Англии в год делается сто тысяч анализов по 70 показателям, при этом британские нормативы жестче наших. Пробы, которые не соответствуют нормам, у англичан составляют одну сотую процента. У нас более 40 процентов всех анализов воды свидетельствуют о ее питьевой непригодности. Каждая третья проба превышает гигиенические нормативы по санитарно-химическим показателям, а каждая девятая - по бактериологическим.
 
Нитраты и сульфаты на выбор
 
По данным Института имени Сысина, в таких регионах, как Северный, Северо-Западный, Восточно-Сибирский и Дальневосточный, а также в Калмыкии и Дагестане, системы водоснабжения загрязнены вирусами и бактериями. Последствия для населения - острые кишечные инфекции и вирусный гепатит.
Уфа, Оренбург, Челябинск, Тюмень, Астраханская область содержат в своих водопроводах недопустимую концентрацию хлорорганических углеводов, что создает угрозу сильнейших отравлений. Поволжские водопроводы загажены хлоридами и сульфатами, которые вызывают желудочно-кишечные и сердечно-сосудистые заболевания. Кемеровская питьевая вода насыщена азот- и хлорсодержащими соединениями. Следствие - хронические нефриты и гепатиты, а также врожденные аномалии развития у детей. В Липецке - нитриты, подавляющие кроветворную деятельность. В Новгородской области, а именно в Малой Вишере, воды централизованного снабжения загрязнены алюминием, который оказывает угнетающее действие на центральную нервную и иммунную системы детей. Это далеко не полные данные по географии недугов, вызванных состоянием питьевой воды.
 
Организации, эксплуатирующие наши системы водоснабжения, не в состоянии обеспечить население качественной водой. И как бы ни бились сотрудники водоканалов, решить эту проблему самостоятельно они не в силах. В послевоенные годы, при строительстве коммуникаций и объектов очистки, делался расчет на совсем другие нормы потребления и на абсолютно иное качество воды, поступающей в водозаборы. Те, кто проектировал и сооружал наши водопроводные системы, в принципе не могли представить себе нынешний уровень загрязненности водоемов.
 
Как ни парадоксально это выглядит, но наши водоканалы нормами по очистке своих сточных вод поставлены сегодня в такие жесткие рамки, что зачастую их сбросы значительно чище той воды, которую они берут изначально. Столичным жителям знакомы рассуждения малоопытных любителей рыбалки о том, что, дескать, в определенных местах Москвы-реки рыбу ловить нельзя, так как туда сливаются воды из очистных сооружений. Оказывается, все наоборот. Это, пожалуй, самые чистые водные участки в черте города, и бывалые рыболовы устраиваются именно поблизости к таким стокам, ибо сливаемая чистая вода разбавляет всю ту промышленную и уличную грязь, которая попадает в реку.
 
Зараза - транзитом
 
Так что же является основным поставщиком грязи в водоемы?
 
- Из всех промышленных стоков нормативно очищены всего 10 процентов, - говорит Юрий Рахманин. - Но промышленные стоки отнюдь не главные в списке основных загрязнителей. Лидеры здесь - выбросы в атмосферу, которые, оседая, оказываются смытыми в водоемы, а также последствия сельскохозяйственной деятельности, перенасытившие наши реки гербицидами, пестицидами и прочей химией. Между тем 70 процентов населения страны пользуются именно поверхностными водами, которые ГОСТ на выбор водоисточников для централизованных систем водоснабжения делит по трем классификациям степени загрязненности. Причем к первому классу, на который рассчитаны системы водоочистки, относится всего один процент "эксплуатируемых" источников.
 
Волга, из которой берут воду 39 субъектов Федерации, относится к третьему, самому грязному классу, а в низовьях реки анализы воды не умещаются даже в эти рамки, - продолжает ученый. - Но "очищают" взятую из Волги воду мерами, рассчитанными на первый класс. Вот и представьте, что же течет по нашим трубам, если большая часть того, что из питьевой воды следует обязательно удалять, минует системы водоочистки транзитом.
 
Да и сами трубы сегодня источник загрязнения. По данным Росводоканала, более 60 процентов всех водокоммуникационных сетей нуждаются в замене.
 
- Для того чтобы поддерживать водопровод в порядке, необходимо ежегодно обновлять как минимум три процента всей системы, - говорит генеральный директор "Росводоканала" Борис Казанцев. - У нас же более десяти лет этот показатель не дотягивает и до одного процента. В результате резко возросло количество прорывов. Учитывая, что наши водопроводы проходят в непосредственной близости от канализационных труб и промышленных стоков, каждый из этих прорывов крайне опасен. Какой бы степени очистки ни подвергалась вода на водоочистных станциях, нет никакой гарантии, что, пройдя всю сеть до потребителя, она дойдет того же качества. Именно это и происходит в Твери, где чистейшая вода становится негодной уже в износившихся трубах.
 
К тому же, для того чтобы вода в нормальном состоянии доходила до потребителя, с момента ее очистки должно пройти не более двух часов. Фактически этот период значительно больше, после чего воду необходимо заново обезвреживать. Вода застаивается, в ней развивается микрофлора, а значит, риску вторичного загрязнения подвергаются даже неаварийные водопроводы. Понятно, что объемы подачи воды неравномерны и то, что осело в водопроводе за ночь, днем при увеличении напора выливается из наших кранов.
 
Сине-зеленый яд
 
В системах водоснабжения нас подстерегает и новая опасность, о которой ученые всего мира заговорили как об одной из самых страшных. Прогнозируемые последствия и отсутствие способов борьбы с этой напастью дают повод предположить, что она станет "чумой" XXI века. Да и называют ее - по аналогии - водным СПИДом. Речь идет о сине-зеленых водорослях, или цианобактериях. По утверждению специалистов Института эпидемиологии и микробиологии имени Гамалеи, эти микроорганизмы, которые по одной из гипотез - прародители жизни на Земле, под воздействием химического загрязнения усиленно мутируют. Появляются все новые и новые виды, губительно влияющие на человеческий организм. Причем штаммы этих водорослей особо опасны тем, что их влияние проявляется не сразу - подобно бомбе замедленного действия. Продукты жизнедеятельности, ими выделяемые, обладают канцерогенными, мутагенными, а также иммунодепрессирующими факторами. Предполагается, что их уровень в дальнейшем будет резко увеличиваться. А существующие системы очистки воды спасти от этой беды не могут. Водоросль не разрушается ни кипячением, ни хлорированием, ни сорбционными, ни прочими ныне используемыми способами дезинфекции. В Институте имени Гамалеи, где давно и всерьез занимаются этой проблемой, выявлены материалы, которые имеют высокую степень воздействия, но и они от этой напасти целиком все же не спасают.
 
Для решения всех проблем, связанных с водообеспечением населения, в первую очередь необходимы материальные ресурсы. В марте прошлого года постановлением Правительства РФ принята концепция федеральной целевой программы "Обеспечение населения России питьевой водой". Но так как водоканалы отданы на откуп местным властям, о том, что эта программа в скором времени будет реализована, говорить не приходится. Средств хронически не хватает. Государственное целевое финансирование отсутствует. Губернаторы же, которые сегодня либо делают вид, что проблемы не существует, либо самоустраняются от ее решения, вряд ли завтра отыщут необходимые суммы.
 
А затраты требуются немалые. На примере Москвы, которая в середине 90-х годов начала строительство Юго-Западной станции нового типа, можно увидеть, в какие цифры выльются восстановление и модернизация систем водоснабжения. Проектная смета этой суперсистемы водоочистки составила 120 миллионов долларов. Но запущена она будет в лучшем случае в 2004 году и перекроет лишь двенадцатую часть городских потребностей. Элементарные арифметические действия дают понять, что для всей столицы потребуется почти полтора миллиарда долларов. Приплюсуем сюда расходы на ремонт старых коммуникаций, на мероприятия по охране и очистке водоемов, расходы на улучшение контроля за качеством питьевой воды и прочее, и прочее, и прочее...
 
Губит людей не пиво
 
Становится понятным, почему все чаще слышны заявления специалистов о необходимости возрождения единой государственной системы водоканалов. С жесткой вертикалью подчиненности, пусть даже по аналогии с РАО "ЕЭС России". Проблема чистой воды - проблема не конкретного водоканала и даже не конкретного региона, а общегосударственная.
 
Случай, произошедший в Саранске, характерен для всей страны. В городе, испытывающем острый вододефицит, был выбран источник, отвечающий всем стандартам, и начато строительство водозабора. Но к моменту окончания строительных работ дополнительные исследования показали, что вода непригодна по всем параметрам - "удружила" расположенная выше по течению Пенза. Да и деньги для завершения строительства иссякли.
 
Всем понятно, что вода - основной фактор, определяющий здоровье населения. Однако единственное, что мы сегодня можем, - это категорически запретить потребление водопроводной воды беременным женщинам и детям как основной группе риска. Ведь зародыш, находящийся в утробе матери, более чем на 90 процентов состоит из воды, живет на водообмене и особенно восприимчив ко всему, что в ней содержится. Малыши на единицу своей массы потребляют воды в три раза больше, чем взрослые. Следовательно, негативное воздействие на детей огромно, а защитные функции их организмов окончательно не сформированы. О каком здоровье населения можно будет говорить в будущем, если ситуация кардинально не изменится?
Кроме того, по мнению Юрия Рахманина, питьевая вода просто обязана содержать полезные вещества, необходимые для человеческого организма. Те основные, о которых говорят ученые, - фтор и йод, в нашей воде в необходимом количестве отсутствуют.
 
К чему приводит недостаток фтора - известно: 90 процентов россиян страдают от кариеса. Ни фторосодержащие зубные пасты, ни жевательные резинки этой проблемы не решают. Порядка семидесяти процентов фтора усваивается организмом именно с водой.
 
В Европе, где воду обогащают фтором, на сорокалетнего человека в среднем приходится по два удаленных зуба. В европейской части России - 6 зубов, в других регионах этот показатель и того хуже. У нас нет ни одного города, где бы вода фторировалась, хотя в бытность СССР в 26 городах были внедрены эти системы. Ныне все они бездействуют. В 1999 году Россия подписала протокол, имеющий статус конвенции, взяв на себя обязательства по обеспечению качества воды и водоснабжения на уровне международных стандартов и требований. А сегодня Америка, имеющая пятидесятилетний опыт фторирования, бесплатно устанавливает на Можайской станции оборудование для обогащения воды фтором. Понятно, что подобная благотворительность нужна для того, чтобы в будущем обеспечить себе место на российском рынке. Но куда же подевались разработанные отечественные технологии?
 
Недавно вышло специальное распоряжение Президента России о необходимости принятия срочных мер для решения проблемы йододефицита. Йод обеспечивает нормальные функции щитовидной железы. А именно ей приписывают основную роль в эволюционном развитии. Наука утверждает, что головастик превращается в лягушку и выходит на сушу, когда у него созревает щитовидка. Если в этот период удалить тимус, то он так и останется головастиком. С медицинской точки зрения йодонедостаточность опасна отклонениями в умственном развитии, недоразвитостью, карликовостью и глухонемотой.
 
Именно российские ученые впервые в мире разработали норматив содержания йода в питьевой воде. Понятно, что йодирование может быть технологией двойного назначения как для насыщения организма, так и для обеззараживания воды, в чем йод гораздо сильнее, чем хлор. Но данные наработки до сих пор у нас не внедряются. Почему?
 
Специалисты об этих проблемах молчат. "Но ведь неспециалисты-то кричат," - скажете вы. Да в том-то и дело, что наши "зеленые" далеко не специалисты и от их деятельности вреда зачастую больше, чем пользы. В частности, объектом для основных нападок они избрали хлорирование, которое, говоря объективно, действительно не безвредно. Но хлор - единственный для нас способ обеззараживания питьевой воды, доступный на данный момент. В результате рекомендуемого "зелеными" озонирования воды образуются не менее вредные соединения. К тому же хлор крепче убивает всякую заразу и более устойчив, чем озон, который мгновенно распадается. В условиях протяженных российских сетей озон просто бесполезен.
По мнению ученых, начало ХХI века потрясут новые открытия в области физики, того, что мы со школьной скамьи знаем, как Н2О. Возможно, и здесь нас поджидают опасности, с которыми придется вести отчаянную борьбу. Но доживем ли мы до решения грядущих проблем, если в ближайшее время не решим сегодняшние?..

Главная | Новости | Продукция | Здоровье | Вопросы | Пресса | Скачать | О компании | (c) 2006 ООО Аквелит